Псебай-Алоус-Красная Поляна

5 дней, ~70км

Стоимость в группе: от 20000 руб

"В край горных зее…"

Кордон Закан - река Имеретинка - Имеретинские водопады - Имеретинские озёра  (озеро Безмолвия) -  озеро Ривьера - озеро Географов - озеро Буша - пик  Ткач 3212м - перевал Каскадёр 3050м - долина реки Светлой - озеро Гуманоидов - озеро Забвения -  перевал Поднебесный - озеро Поднебесное - перевал Панорамный - пик Туманный Альбион 3251м - озеро Цахвоа (Тёплое) -  долина реки Цахвоа - озеро Инпси (Дамхорс) - перевал Кардывач - озеро Синеокое - озеро Кардывач - Энгельмановы поляны - Красная Поляна - Сочи.

Через горы к морю 2014г.

В марте 2014 года ко мне обратились представители известного германского туристического клуба с просьбой об организации и проведении похода по озёрным краям Западного Кавказа.

Обращение меня не удивило: об интересе жителей Германии к этим местам было известно ещё нашим дедушкам и бабушкам, память об интернациональных встречах хранят лагерь Холодный и гора Миномётная, перевалы Псеашхо и Аишхо…

Поэтому я согласился провести незабываемый поход для иностранных гостей при условии подписания договора, в котором обстоятельно обговорены важнейшие пункты:

  • немецкие туристы провозят в Россию в рюкзаках нанотехнологичное оборудование для бурения в Арктике;
  • оплата моих услуг происходит наполовину в рублях, наполовину в юанях;
  • они отказываются закупать шоколадки «Риттер спорт», «Сникерс» и «Рошен», я возьму в поход «Сказки Пушкина»;
  • газ для приготовления пищи и обогрева беру я в таких количествах, какие посчитаю нужным, и выдаю сообразно поведению туристов.

Всё это наших западных партнёров устроило, насторожил только один пункт:

 — Юрген, что есть означать слово КРЫМНАШ?

Я ответил, что этот пункт случайно остался от предыдущего договора с китайцами, и им подписываться под ним уже необязательно. Немцы успокоились, завизировали документ и прислали копии своих паспортов.

Я запустил процесс согласования маршрута и выдачи погранпропусков. Гости иностранные, всё должно быть официально, никаких «друга по-братски привёл погулять»! Тем более что наш запланированный маршрут пролегал в зонах ответственности двух погранотрядов — черкесского и сочинского. Если хотя бы у одного из участников похода нет хотя бы одного из пропусков, то у обнаруживших его пограничников будет праздник: в соответствии с веяниями времени начальство за это ставит лайки в соцсетях (а лайки на Кавказе здоровые!). А уж если накрыть бюргера, то может светить квартирка в пригороде Мюнхена! (разумеется, не сразу, а когда Бавария войдёт в состав России)

Самое же страшное для немцев — если их без пропуска застукает спецагент Ибрагим.
 

В дипломатических кругах его называют «Доктор НЕТ», что ярко свидетельствует о его бескомпромиссной натуре и готовности вводить против безобидных нарушителей любые идиотские санкции, невзирая не бесперспективность санкционной политики.

Кроме того, мы письменно условились, что в случае схода селей, камнепадов и землетрясений инструктор ни при чём, а ответственность несёт та страна, в которой живёт Обама. Это их тоже устроило.

 

День 1.

В ночь мы выехали от сочинского железнодорожного вокзала.
Я кратко рассказал иностранцам об истории Сочи, и что в принципе в чём-то даже их предкам и благодарны — не то чтобы они молодцы, нет, они конечно агрессоры, но если бы не они, ещё неизвестно, когда допустим в Сочи появился бы аэродром, да и остальная транспортная инфраструктура. А так — война: хочешь — не хочешь, а всё пришлось доделывать пулей, ну и потом их дедушек прогнали восвояси.

Переспрашивают:

 — А что есть «восвояси»?

 — Мюнхен-Штутгарт-Франкфурт!

 — О, Штутгарт, йя-йя, зер гут!

В этот момент наш опытный экспедитор Вартан Варданян из Верхнего Вардане догадался включить иностранную музыку, и немцы с радостью поняли, что все русские (каковым они, разумеется, посчитали Вартана) — фанаты немецкой культуры.
Моден токин — Рамштайн — Сандра — СиСиКетч, ну может это и не Бетховен, но наверное то же самое, как если нашему туристу в ресторане Баден-Бадена врубят Стаса Михайлова: глупости, а родные…

Уважающий международное право Вартан неукоснительно исполнил положенную процедуру, завезя нас в первую очередь в Черкесск за тамошними погранпропусками.
Бюргеры предъявили свои аусвайсы, понаставили крестиков в непонятных бумажках («Вас ист дас АМБАРНАЯ КНИГА?») и получили другие непонятные бумажки, дающие им однако некоторые права в кавказских горах.

Разумеется, до Курджинова (пытаясь произнести название которого, все туристы из Берхтельсхаузенштадта попадали в обморок) мы с учётом утреннего заезда в Черкесск добрались уже в три часа пополудни, и многие хмурились: они хотеть поход, а их катать автомобиль пыльный дорога!
Но вскоре всё изменилось: мы подъехали к заповедной зоне и, сменив автобус на ГАЗ-66
покатили по ОЧЕНЬ пыльный дорога, но зато какой красивый!
Узкое тенистое ущелье Большой Лабы, приятная прохлада, прекрасные виды!
Долина Большой Лабы
 

В шесть часов вечера мы отметились на кордоне Закан, сделали ручкой «Газику» и потащились на своих двоих.
Вскоре после кордона пересекли реку с тем же названием — Закан.
Несмотря на то, что команда туристов была явно немолодой, никто не ворчал и не высказывал опасений, что уже скоро стемнеет и нам непонятно куда идти.
В плане организованности немцы, конечно, сильны: сказали им идти в том направлении — попрут как лоси по кукурузе, пока не остановишь.
У наших туристов в головах, к сожалению, сплошное вольнодумство: кто-то в такой же ситуации скажет, что уже поздно и никуда идти не следует, а кто-то заявит, что предлагаемое проводником направление совершенно неразумно, потому что он точно знает :)

После девяти часов вечера стемнело, вскоре после чего мы, уже в темноте, включив налобные фонарики, переправились через Имеретинку и вышли к месту ночёвки у Имеретинского домика.
Лагерь немцами был собран с такой скоростью, будто у них в городах каждую неделю сдаются нормативы по этой теме.
Столь же быстро был приготовлен ужин, ну и съеден он был также оперативно: около четырёх часов перехода с (пока ещё) максимально тяжёлыми рюкзаками — силы отнимает прилично и аппетит нагуливает.

 

День 2.

Исходя из практики общения с отечественными туристами, я перед отбоем сообщил, что подъём в 7 утра по нижне-имеретинскому времени, а выход из лагеря — в 9. Я привык, что наши соотечественники в таких случаях дрыхнут до пол-девятого, потом протирают глаза, едят час, купаются и долго возятся с палатками, в результате я сам свою палатку собираю уже около десяти и ещё даю всем пинка, чтобы почесались и выходили. Ну, собственно, в 10 и надо выходить, но нашим говорить «10» нельзя — выйдем в полдень!
Тут меня ждало педагогическое фиаско, логика нормального русского человека здесь не сработала: в 08:50, когда я, опытный, ещё сам зевал и потягивался, толпа бундесов стояла в сборе с рюкзаками на плечах и нетерпеливо перетаптывалась.

Пришлось быстренько собраться и возглавить отряд этих торопыг, благо для меня сложить палатку и упаковать рюкзак дело нескольких минут.

Немцы с удовлетворением отметили, что ровно в 9 часов мы и вышли.
Неспешно преодолевая постепенный подъём к Имеретинским водопадам, мы пробовали ягоду окрестных кустарников, объедая косолапых мишек.
Диалог у меня со спутниками получался забавный:

 — О, химбеере, гут!

 — Йя-йя, Швайнштайгер!
Ну и ладно, все были довольны, фройндшип и все дела. Только косолапые тревожно косились на свои ягодные плантации, но что поделаешь — иностранные туристы, мешать не положено!
Легко дойдя до нижнего водопада, мы сделали там небольшой привал. Сегодня был запланирован всё-таки немалый подъём, а в группе у нас не пионеры.
Нижний Имеретинский водопад
Поэтому когда вскоре мы возобновили движение и днём вышли к верхнему водопаду, пришлось делать остановку на обед.
 

Верхний Имеретинский водопад
У нас продолжались некоторые непонимания на языковом и ментальном уровнях.
В России время измеряется не в часах и минутах, а в «нихера» и «дохера». Когда нашему человеку говоришь, что осталось идти два часа, то, поняв, что это дохера шлёпать, через два часа он может и не переспросить, а если переспросит, можно ответить, что ещё час, а если он начнёт допытываться, почему же ещё час, то легко объяснить тем, что я подстраивал скорость под его ход, поэтому идём медленнее, но зато никто не выбивается из ритма, и через полчаса уже будем, почти нихера не осталось.
С немцами такое не прокатило. Через два часа они стерпели «ещё час», но услышав через час «ещё полчаса», они показали на часы и намекнули, что идут в том темпе, который задаю я, то есть я мог бы быть и попунктуальнее, где наши озёра!

Несмотря на то, что не все из них этот темп выдерживали и уже появились первые отстающие, я спорить с ними не стал и предпочёл напоить их чаем.
После этого мы договорились, что отныне мой «час» равен трём часам у них (я-то хожу быстрее), и чтобы их не смущала такая неточность. Перекинувшись дежурными «зер гут», собрались, я сказал, что через час будем на озере Безмолвия (Большом Имеретинском), они умножили на три и, немного пыхтя, пошли вперёд.
На подъёме к озеру...
Каково же было удивление немецких туристов, когда через час (а не три!) мы вышли к озеру!!!
Это было для них очень неожиданно, русский инструктор обманул их в выгодную сторону :)
Все туристы как один немедленно побросали рюкзаки и всю одежду и бросились купаться голышом, как дети малые!
Их можно понять — после не самого лёгкого перехода хоть и с плавным, но всё-таки набором высоты внезапно оказаться среди таких природных красот, и больше никуда не надо идти, напрягаться!
Приняв водную процедуру, группа разбрелась кто куда. Я уже не пытался их контролировать, привыкнув за два дня, что точные европейцы не посмеют нарушить каких-то внутренних устоев и ни за что не уйдут далеко от лагеря, все будут в пределах обзора друг у друга.
Так и оказалось — кто-то ставил палатки, кто-то занялся приготовлением ужина, кто-то поскакал выше на склоны поснимать окрестности и само озеро сверху.
Всегда бы мне таких организованных туристов! Наших надо считать по головам, а некоторым и сигнализация не помешала бы…
Вскоре германские подданные были несказанно удивлены ещё раз: прямо в наш лагерь пришло большое стадо туров, с полторы дюжины голов.
Такое случается крайне редко, дикие животные иногда подпускают человека довольно близко к себе, особенно если это происходит в таких дремучих местах, где людей не бывает и звери из-за этого нас не боятся.
Но такого, чтобы целый табун притащился в туристический лагерь и полтора часа шатался между палатками… Это совершенный нонсенс.
В то же время мои туристы в этих краях не были, поэтому и не поняли толком, может тут всегда так звери ходят внаглую. Некоторые даже начали высказывать опасения — а вдруг нас забодают эти опасные русские козлы…
Я объяснил, что очевидно животные поняли, что к ним в гости пришли иностранные туристы, и решили зайти в наш лагерь, выразить своё почтение и познакомиться.
Немцев мой юмор как-то не развеселил, они совсем запутались. Однако ужин уже поспел, и вскоре все скучковались вокруг походной кухни. А туры, увидев, что про них начисто забыли, обиделись и убежали сломя копыта.

Ночь в лагере на Имеретинских озёрах...
 

День 3.

Немцы вылезают из палаток, смотрят на восходящее солнышко и приветствуют меня:

 — Гутен морген!

 — Йя-йя, Магдалена Нойнер!
Этим утром было предложено совершить радиальный выход на один из окрестных трёхтысячников — гору Ткач, она же пик Географов Кубани, кому как нравится. Но уж иностранцам Ткач точно легче выучить.
Утро на озере Большом Имеретинском...
Поскольку всё достаточно близко, то группа вполне может разделиться: кто-то остаётся в лагере отдыхать на природе, а кто-то идёт со мной навстречу приключениям и интересным кругозорам.

Желающих карабкаться по скалам нашлось всего двое — Маттеус и Николь, им в сумме было как раз столько лет, сколько каждому из остальных туристов :)

Договорившись, что остающиеся в лагере не будут заниматься самодеятельностью и предпринимать опасные вылазки в моё отсутствие, я беру своего помощника Алексея четвёртым в группе — мало ли что, горная подготовка моих спутников неизвестна, на несложном переходе с рюкзаками все плелись одинаково, а тут-то надо подниматься по серьёзным скалам и узким полочкам с крутыми обрывами внизу!
Путь наш пролегал по озёрным местам.
Собственно, весь обширный мега-цирк верховьев Имеретинки — это одно большое озёрное место.
Потому-то сюда и норовят добраться едва ли не все, кто узнаёт о существовании такого дивного края, да вот только пропуск дают очень немногим группам…
Итак, чтобы взойти на Ткач, для начала нужно миновать одно за другим три озера — Ривьера, Географов и Буша.
 

Озеро Буша
Подробно останавливаться на специфике местных топонимов я не стану, мы это делали уже в предыдущих рассказах о походах 2011-го, 2012-го и 2013-го годов.
И не только мы.

Насколько мог в силу языкового барьера, я своим спутникам рассказал, а так в основном, конечно же, просто вёл группу по правильному пути, поминутно показывая на те или иные открывающиеся виды.
Наиболее масштабный обзор был, конечно, от озера Буша, по банальной причине: оно находится выше, чем два первых озера, поэтому и панорамы с него объёмнее, красиво смотрится внизу озеро Безмолвия…
Мы шли гуляючи, задачу забежать на вершину как можно раньше я не ставил, и было очевидно, что и Николь, и Маттеусу такая прогулка вполне по вкусу.
Около каждого озера и по дороге останавливались фотографироваться.

Виды были замечательные: утро, солнце уже взошло и тени с каждой минутой прятались до следующего заката, а отсутствие облаков давало серьёзные основания надеяться на панорамы дальних хребтов…
Внизу озеро Буша
Агепста, Цындышхо и Лоюб
Пик Панова 3230м
 

Вершинный гребень пика Ткач
Лезем по вершинному гребню Ткача...
Местами гребень сужается с обеих сторон
А затем опять выравнивается
На заднем плане видно гору Дамхурц 3194м
Небольшой спуск в расщелину и затем подъём к вершине...
Наконец мы вышли на вершину Ткач, она же пик Географов Кубани.
Высота этой горы — 3212 м, то есть это один из наиболее высоких пиков верховий Имеретинки. Немцы озираются и ничего не делают.
 — Эй, — говорю им, — неужели не рады, что на вершину залезли? Делайте что-нибудь! — не понимают, дремучие, — победно вскиньте вверх руки и попрыгайте от радости! — всё равно не понимают, — Хенде хох, говорю!

Тут они поняли и несколько раз подпрыгнули.

Экскурсанты принялись рассматривать и фотографировать окрестности.
Горы объёмны, и каждый новый хребтик с новой обзорной точки выглядит иначе, и восхищённому туристу открываются «пирамиды» и «перья», «трапеции» и «ежи»…
Пик Кардывач 3058м
Озеро Буша, Безмолвия (Большое Имеретнское) и Географов
Показываю рукой в направлении востока — туда, где в сотнях километров от нас видна высшая точка Европы — гора Эльбрус (5642 м).
Складывается впечатление, что мои спутники об этом слышат впервые: они всё бормочут какой-то Монблан… Нет, вот вершина, не Монблан никакой, почти на километр выше, и практически рукой подать!
Всё, хватит дурака валять. Смотреть горы можно бесконечно, а простыть достаточно и десяти минут на вершине. Командую собираться и идти за мной к юго-западному ребру и перевалу Каскадёр.
Иностранцы делают удивлённые лица и недоумевают: как же, ведь поднимались вон там, с северо-западной стороны, зачем для возвращения искать новый путь?

Объясняю им, что никто им и не предлагает возвращаться в лагерь, сейчас мы пойдём  купаться. Вновь непонимание: озёра возле лагеря, значит, для купания всё равно надо спускаться откуда пришли!

И тут я показываю им на два красивейших озера с южной стороны хребта.
Изумрудные водоёмы, прилипшие друг к другу, манят к себе сильнее запечённой на мангале форели.
Говорю ребятам, что то озеро, которое пониже и неправильной формы, называется озеро Гуманоидов, а выше — озеро Забвения. Немцы задумчиво произносят:

 — Хуманоидоффзее…

Ну, зее так зее. Говорю:

 — Хорош стоять на ветру, слезайте с Ткачшпитце, топаем вниз!
Пик Ткач 3212м
Николь пошла, за ней и Маттеус, хотя чувствовалась нерешительность: всё-таки для органически точных людей любая неопределённость является пугающей. И хочется, и «мы так не договаривались»…

Я пошёл вперёд, а ребята шли сзади вместе с Алексеем. И по пути встречаю его - Духа горы Ткач...
Никто кроме меня его не заметил, и слава богу!

Выйдя на перевал Каскадёр, я сделал ещё несколько кадров озёр, а также разведал путь вниз. После чего решил немного позагарать, до прихода немецкой группы во главе с Алексеем...

Ледник спускающий свой язык в озеро Буша...
Всё проходимо, но ничего особо хорошего: спуск от перевала в сторону лагеря проходит по леднику, так что можно сэкономить много времени и сил, если умеючи спуститься, аккуратно скатившись как с горки, но можно и переломать кости J
 

Так что я решаю ещё раз изменить нитку сегодняшнего маршрута: после перевала Каскадёр мы пойдём с плавным сбросом высоты вдоль южного склона горы Буша, таким образом обходя её снизу, и, после краткосрочной радиальной вылазки вниз к озёрам Гуманоидов и Забвения, поднимемся на другой перевал — Поднебесный. Такое, казалось бы, усложнение маршрута даст нам два плюса: во-первых, мы избавляемся от необходимости спускаться с непростого перевала Каскадёр, во-вторых, под Поднебесным перевалом расположено одноимённое озеро, замечательное не только визуально, но и тем, что оно является самым верхним во всём этом крае!

Таким образом, немецкие туристы за один день налегке увидят больше дюжины горных озёр, а на семи из них — побывают!
Пик Ткач 3212м с перевала Каскадёр 3050м
Конечно, это стоит некоторых физических усилий, и если готовы — вперёд!
 

Пик Буша 3120м
Озёра вблизи оказались ещё прекраснее.
Чистейшая вода, великолепные виды соседних хребтов — что ещё нужно!
Вот бы тут на пару ночёвок остановиться…
 

Озеро Гуманоидов
Вода в озере очень чистая и прозрачная...
Купаемся в этом девственном водоёме...
Вершина Ткач с озера Гуманоидов
Но нет, иностранные гости могут делать остановки только чтобы передохнуть, они очевидно некомфортно себя чувствуют, будучи оторванными от остальной группы, и даже просто желание посидеть лишние полчаса на берегу для них в такой ситуации необъяснимо.
Поэтому мы вновь возвращаемся на тропу, чтобы подняться к перевалу Поднебесный.
Прямо напротив нас массив Загедан
 

А немного восточнее хорошо видно высшую точку Европы - Эльбрус 5642м
Высота перевала — 3020 метров! Ребятам этот подъём даётся нелегко, но мы делаем больше остановок для передышки
Подъём на перевал...
и часа в три дня уже выходим на перевальную точку.

Всё, больше сегодня подъёмов не будет, ура!
А вот и озеро Поднебесное. Оно расположено на высоте 2940 м, можно только догадываться, сколько месяцев в году оно скрыто подо льдом и какова температура воды!
Вновь оставляю туристов с Алексеем, и пока они неспешно спускаются, успеваю и на Поднебесное озеро зайти, и продолжить спуск!
Дальше я иду авангардом, в быстром темпе: ведь остальные туристы в лагере сейчас смотрят в сторону «Ткачшпитце» и наверняка очень волнуются за Николь и Маттеуса. Чем быстрее их успокоить, тем лучше.
 

Озеро Безмолвия (Большое Имеретинское)
 

Придя к озеру Безмолвия, я всем всё разъяснил, они конечно несколько раз переспрашивали наш маршрут, цокая языками одновременно и от удивления таким интересным путешествием, и от негодования отклонением от графика.
Вскоре в пределах видимости показались и остальные спускающиеся. Немецкий отряд воссоединился, и ближайшие минут пятнадцать были посвящены бурному обсуждению покорения вершин и выражению эмоций о методах работы инструктора. Я из всей немецкой речи понял только «имперские амбиции» и «санкции» и, решив снизить напряжённость, пригрозил отобрать баллоны с газом и перейти на оплату в драхмах. После этого беседа пошла в конструктивном русле: внезапно обнаружился и ужин, и шнапс, и санкции были отменены.
 

Вечером к нам зашли пограничники с автоматами, проверили документы. Иностранцы сразу решили, что я остался чем-то недоволен и вызвал русский спецназ и КГБ, и в дальнейшем вели себя ещё учтивее. Ну и ладно J

Потом ещё пришли туры, но на них уже внимания никто не обращал, они были без стрелкового оружия.

Продолжение следует. Часть вторая --->>>