Псебай-Алоус-Красная Поляна

5 дней, ~70км

Стоимость в группе: от 20000 руб

Прошедшие мероприятия указатель

Домбай - Теберда - долина Улу-Муруджу - Муруджинские озёра - озеро Чёрное - озеро Голубое - перевал Междуозёрный  3014 - пик Гедейж 3247м - озеро Изумрудное - озера в верховьях Муруджу - пик Назалыкол Баши 3626м - озеро Павлиний глаз - перевал Павлиний глаз - долина Муруджу.

День 0 (в дороге)
 

Колоритность проделанного маршрута заслуживает отдельного описания; я впервые провела в машине более 12 часов, полностью взяв на себя роль «штурмана», следящего за состоянием водителя, и потому каждый проезжаемый населенный пункт был встречен мною в состоянии бодрствования, вызывая любопытство и интерес.

Дорога впечатляла красочностью. Обогнув Главный Кавказский хребет, после довольно-таки холодной ночи мы встретили рассвет в районе Псебая.
 

Восприятие, обостренное и одновременно притупленное из-за отсутствия сна и употребления кофе, с трудом справлялось с окружившими нас ближе к Зеленчукской просторами: огромные поля со скатками сена и воздымающиеся то тут, то там низкие, безлесные столовые горы до сих пор стоят у меня перед глазами.
 

Проехав в итоге не менее семисот километров – сначала по безумным серпантинам Черноморского побережья, затем по более ровным и прямым, иногда аварийно-раздолбанным дорогам Адыгеи и Карачаево-Черкесии – мы прибыли в город Теберду, сразу оказавшись на высоте около 1200 м над уровнем моря (для сравнения – Красная Поляна расположилась на высоте около 530 м н.у.м.).
Масштабность окруживших нас гор впечатляла; среди расступившихся исполинских, поросших хвойным лесом склонов взметнулись белоснежные острые пики высотой не менее трех тысяч каждый; пространство между ними заполнял ледник. Не менее сильно удивлял тот факт, что асфальтовая дорога проходит прямиком по территории Тебердинского заповедника. Не верилось, что мы, сойдя с асфальта, сразу же вступим в чертоги сумасшедшей красоты.
 

День 1

Завершив оформление разрешительных документов, наша группа вышла на тропу, траверсом уходившую куда-то в глубину сосново-пихтового леса (!); под ногами преобладали песчано-известняковые породы. Да, сразу стало ясно, что в шаблоны о природе гор Красной Поляны местная природа вписываться не собиралась; привычное представление о флоре, геоморфологии и высотной зональности, к которому я привыкла на Западном Кавказе, здесь было малоприменимо.
 

Послышался шум воды, лес просветлел. Довольно крутой лесной подъем в висячую долину реки Уллу-Муруджу несколько напоминал мне маршрут на Бзерпинский карниз, но вскоре стало ясно, что сходство тут же и заканчивается: мы вошли в Сказочный Лес, полностью устеленный ковром изумрудного мха.
Чистейшая река шумно катила пенные потоки через валуны, дно ее состояло из песка и известняковых пород, а потому было светлым, не в пример нашим рекам, например, Пслуху или Уруштену.
Соседство пихт и сосен, обособленность которых на Западном Кавказе воспринимается как данность, не переставало занимать моего внимания. После выхода из участка мхов лес в целом напоминал окрестности Каширы, так что временами я даже была вынуждена напоминать себе, что нахожусь в горах.
 

Вклинивались осинки, роскошные малинники соседствовали с лужайками и камнями. Встречались также представители реликтовой флоры: гриб «медвежьи уши» и лесной хвощ. Тут же цветет уже знакомый мне предвестник зимы – безвременник.

После выполаживания тропы я невольно спрашивала себя - когда же мы вступим в альпику? Но лес не думал кончаться, он стал лишь реже. Малинники стали соседствовать со столь редким у нас можжевельником, рододендрон не встречался вовсе, а чтобы взглянуть на стенки долины, мне приходилось останавливаться и задирать голову!
 

Тропа не желала расставаться с роскошной Уллу-Муруджу, соседствуя с ней практически всё время, что мы шли. Лес, все чаще в лавинных прочесах или каменистых осыпях, не сдавался тоже. Встречались березки.
Утомление после бессонной ночи наступало очень быстро, но тропа и не думала давать слабину, как в привычной мне долине Псеашхо (спутники мои были склонны сравнить эту долину с долиной Имеретинки, но я там пока что не бывала, так что приходилось верить на слово).
 

Но вот, наконец, тропа нехотя отдалилась от реки. Мы, пожалуй, уже никак не меньше, чем на 2000-2100 н.у.м.
Всё больше полян с доцветающим кипреем (чуть подует ветер – и всё в пуху!), но и хвойные не сдаются… где же рододендрон? Вместо него – можжевеловые «клумбы»… Всё так же задираешь голову, чтобы охватить глазами эту исполинскую долину, эту могучую природу.
 

Впереди, в истоках Уллу-Муруджу, над всем стала ярко выделяться гора-игла; справа отчетливо вырисовался довлеющий Озерный хребет, снизу отдаленно напоминающий лопату.
.. Позади 11 километров подъёма, и Незадачливый Турист, как всегда не по делу нагрузивший рюкзак 25 кг ненужных вещей, даже не сопротивляясь падает лицом вниз в заросли мха и можжевельника. Инструктор с Дэном на 2 часа впереди, уже разбили лагерь и, встревожившись, вдруг вызывают по рации.

- Софруджу, ответь Муруджу, вы какого Назаллы Кол там делаете?!

- Не могу идти, во мху я по колено! - умудряется ответить Незадачливый Турист, не меняя позы «головой вниз в кустах можжевельника».

- Хреновуха стынет, поднажми!

После этих слов незадачливый турист, тут же подобрав запчасти от мотора самолёта времён Второй мировой, словно по воздуху полетел на вызов. Я устремилась вслед..
 

Монолитом вырос впереди нас «двухэтажный» валунище – должно быть, его принес сюда ледник, выпахавший эту долину – и тропа вновь вильнула к Уллу-Муруджу, приведя нас к переправе.
Наконец-то привал. Ближе к вечеру было и так не жарко; но у нас-то с собой было.., после заката же температура стала стремительно падать.У нас всё ещё было. Небо усыпали звезды. Свет полной луны выхватывал из темноты отроги горы Гедейж, создавая иллюзию ночевки едва ли не под восьмитысячником Непала.

День 2

Заранее согласовав место проведения традиционных соревнований sochi-mountain.ru по сравниванию размеров Муруджинской Иглы после заплыва в Голубом озере, Незадачливый Турист проспал до появления солнца (всё-таки более суток ни с кем не спал). Потом он начал перебирать запчасти самолёта. Я терпеливо ожидала и варила вторую партию кофе, но даже потом, выбравшись из палатки, обнаружила, что тент, трава и детали самолета прихвачены инеем.

Как оказалось, Юрий и Дэн собрались и унеслись вверх еще в потемках; каждый хотел победить в соревновании.

Редкие рваные облака неслись по небу, но понять и предсказать погоду здесь еще сложнее, чем на Черноморском побережье Кавказа (у нас-то все «просто»: в случае появления облачко практически обязательно разрастется в тучу и выдаст во второй половине дня локальный дождь).

Солнце, растопив иней на тентах палаток, согрело и меня. Чувствую азарт и любопытство. Сегодня я увижу чудо – исполинское озеро, лежащее на высоте почти 3000 м!

Но вначале придется поработать. Тропа после стоянки практически сразу трансформировалась в огромный курумник (каменная осыпь) и уже долго с ним не расставалась, перемежаясь редким криволесьем, малиной и зарослями рододендрона. Мы, не слишком спеша, прыгали по камням, то и дело любуясь выраставшей вокруг нас красотой и сверяясь с каменными туриками.

На полпути слева показался склон, сплошь поросший рододендроном и черничниками. Чутье подсказало, что дальше подъем следует совершать там. Покидаем курумник.

Начинаю петлять между зарослей рододы, как вдруг взгляд выхватывает деталь, о которой я даже не знала заранее: за холмиком лежат два дивных, сообщающихся между собой озера! Это Анютины глазки, или Очки. В первое стекает водопад; оба Нижних Муруджинских озера неописуемого, близкого к бирюзовому, цвета и ошеломляющей прозрачности.
 

Водопад над озером образован из потока, бьющего прямо из склона горы – воклюза. (Чуть позже, когда я поднимусь к Черному Муруджинскому озеру, я еще больше удивлюсь этому воклюзу – он явно выполняет роль «сифона» для чаши озера, обезвоживая водоем… но что его питает?)

Выскакиваю на турий солонец, ожидая встречи с колоритными «клухорскими вислорогими», но вокруг никого – лишь поодаль пасутся два-три тура из числа молодняка. Наверное, стадо сейчас на другой стороне Озерного хребта.
Высыпав возле камня принесенную соль, взбираюсь на огромный валун, который являлся последним препятствием между мной и озером. Но даже в самых смелых догадках Черное Муруджинское озеро не рисовалось мне таким… Гигантским.
 

Нешуточно гигантским.
 

И притом цвет у этого озера был таким… таким «адриатическим», теплым… Отчего его назвали Черным? Солнечные блики почти слепили, сильная рябь от холодного ветра тревожила воду, крутостенный цирк и обширные осыпи окаймляли это суровое чудо. От леденящего беспрестанного ветра хотелось сжаться за камнями, спрятаться и спокойно созерцать, но нигде на берегу не было укрытия.
Когда мы спустились к воде, ветер ненадолго сжалился, давая погреться на солнце. Озеро тихо шуршало прибрежным мелководьем. Как же мне захотелось пройти по его глади, сидя в лодке, тихо и постепенно отгребая от берега, всматриваться в кристальные воды, увидеть всё до самого дна…
 

Вечереет. Температура упала, ветер возобновился и не думал стихать. Нужно спускаться, если я не хочу окончательно замерзнуть.
 

До свидания, высокогорное озерное чудо. Я точно постараюсь к тебе вернуться. И остальные озера я тоже навещу!

Через пару часов мы с Владом в лагере. Сгущаются сумерки, и Юрий с Дэном возвращаются на стоянку уже в полной темноте, при свете фонариков, со словами благодарности курумнику, который их отпустил, не покалечив. Они побывали и на Голубом озере, и на близлежащем хребте.IMG_70350

Температура воздуха не позволяет нам забыть, что календарное лето уже закончилось, но заморозков сегодня ночью нет. Вновь лунный свет, вновь лунные иллюзии восьмитысячников…

День 3

Юрий и Дэн полны азарта и желания добежать до остальных озер долины, покорить все обозримые «трехсполовинойтысячники»; оба они вновь задолго до рассвета покидают лагерь. Нас же с Владом такой спортивный стиль вовсе не прельщает. Мы высыпаемся, завтракаем и тихо созерцаем окружающую красоту, постепенно собирая палатку, чтобы переместиться сегодня на нижнюю стоянку. Мы настолько малошумны, что в какой-то момент недалеко от моих ног, пока я грызу сушку, пробегает горностай.

Собравшись, всё в таком же созерцающем стиле плавно спускаемся по той же тропе, по которой мы пришли к этой стоянке. Ветер вновь отрывает пушинки от чалого кипрея, разнося пух по долине. Как же здесь необычайно сухо!
За три дня ни намека на дождь. Нормально ли это для здешней климатической зоны, или мы получили необычайно щедрый подарок?..
Дэн с Юрием подошли к нашим палаткам уже ближе к сумеркам. Они много где успели побывать , и с помощью местных егерей, которые остановились в домике заповедника чуть выше, весь вечер занимаются тем, что по рассказам опознают вершины.

Вот несколько фото с их мега радиалки: озёра, долины, вершины, ледники...

Озеро Павлиний глаз
На хребте горы Назылы - Кол Баши

Верхние Муруджинские озёра
 

Вершина Назалы - Кол Баши 3620м

Вид с вершины
Муруджинская Игла

День 4

Сегодня мы все вместе спускаемся в Теберду, чтобы успеть до отъезда посетить близлежащий Домбай, который производит на нас ошеломляющее впечатление. Если бы я знала, насколько красиво это место, я бы вняла советам съездить сюда еще много лет назад!

Конечно, было ещё много всего, как-то: втыкание Муруджинской Иглы в Павлиний Глаз, возжигание ритуального костра из прокладок, собранных нашим Инструктором, встреча местных инспекторов ТГПБЗ и предъявление им разрешения с соблюдением местных обычаев, сплав высокогорных лягушек по горной реке, автопробег по городу Приорску (Черкесск) без приоритета, поедание арбуза на остановке с Кир Саном Илюмжиевым, переправа через реку Большая Блабла с попаданием в урочище Чо Занах…
Однако, описание всех деталей не позволит нам войти в формат данного повествования, поэтому - лучше почувствовать и увидеть всё самим и пойти в новое увлекательное путешествие с мастерами своего дела sochi-mountain.ru!